О РАБОТЕ С FASHION-ВИДЕО
ЖЕНЯ ОНЕГИНА РАССКАЗАЛА О ТОМ, КАК СНИМАЛА КРУПНЫЙ ЗАКАЗ ДЛЯ ЦУМ. НАДЯ БЕДЖАНОВА ПОДЕЛИЛАСЬ СВОИМ ОПЫТОМ РАБОТЫ НАД НЕКОММЕРЧЕСКИМ ПРОЕКТОМ ДЛЯ J.KIM
ТЕКСТЫ О МОДЕ
Новые медиа создают новые форматы. Алгоритмы восприятия контента меняются вместе с ними. Проследим за эволюцией Instagram. В 2010 году мы могли постить только фотографии, спустя три года в ленте появились короткие видео. Мы неохотно нажимали на PLAY и тогда видео стали воспроизводиться автоматически – теперь мы редко нажимаем на STOP. Объём мобильного трафика продолжает расти, вместе с ним растёт и скорость мобильного интернета, которая теперь тянет куда более «тяжёлый» контент. Stories, прямые эфиры, и, в конце концов, IGTV с часовыми видео – Instagram заставляет нас смотреть всё больше и дольше.

Стараниями Евы Чен, директора моды самой визуальной соцсети, Instagram стал мощнейшим инструментом для продвижения модных брендов. Пару месяцев назад активно растущий YouTube создал аналогичную должность для Дерека Бласберга. Ждём каналов fashion-инсайдеров и покупок в один клик прямо с видео.

По данным Pew Research Center 85% подростков в возрасте от 13 до 17 лет регулярно заходят на Youtube, а Instagram используют 72% опрошенных. По статистике Think with Google 40% всех пользователей YouTube обращаются к этой платформе, чтобы узнать больше о понравившихся продуктах прежде, чем купить их. Не говоря о том, что наличие видеоконтента на странице сайта может увеличить объём органического трафика из поисковых систем на 157%.

В Европе и Америке для марки одинаково важно снять как лукбук, так и видеокампейн (зайдите на сайт любого глобального бренда, чтобы убедиться в этом). В России fashion-фильмы пока снимают, как правило, либо лакшери-бренды, у которых есть средства на эксперименты, либо, напротив, молодые и независимые марки, которые стремятся выделиться.

Мы поговорили с двумя режиссёрами – Надей Беджановой и Женей Онегиной – чтобы узнать, как и зачем снимать фэшн-видео в России, и выяснить, в чём разница между некоммерческим проектом для маленького бренда и коммерческой работой для большой компании.

Женя Онегина рассказала нам о работе над видео-витринами для ЦУМа – поиске идеи, кастинге и тонкостях работы с командой – и ещё о том, как изменилось производство визуального контента в России. Надя Беджанова – о работе над фильмом для Жени Ким и о том, как новые форматы в масс-медиа создают новую визуальную культуру.

ЖЕНЯ ОНЕГИНА
Режиссёр: Женя Онегина, креативный директор The Blueprint, работала над видео для Vogue, Esquire, Harper's Bazaar, ЦУМ
Фильм: TSUM - Family Christmas
Продолжительность: 3 минуты
Бюджет: не разглашается
Команда: более 50 человек

Работа над этими видео началась со знакомства с Наташей Гольденберг, креативным директором ЦУМа. ЦУМ и ранее делал видео-витрины, но в тех проектах Наташа выступала только в качестве стилиста. Когда у неё появилась возможность привнести своё видение, она обратилась ко мне и моей команде.
ИДЕЯ
Нам дали карт-бланш при единственном условии – видео должно быть новогоднее. Так родилась концепция: «вывернутый наизнанку» праздничный стол с красивой едой, шампанским, нарядными людьми. И всё это должно транслироваться с витрин ЦУМа на улицу. Я представила семейный новогодний стол, за которым встречаются самые разные герои, напоминающие твою собственную семью: всегда есть какой-то странный родственник, те, кто пытается пораньше уйти, или люди, особым образом произносящие тост. Можно создать много разных образов, использовать много разных стилей.

И Наташа это сразу же одобрила, но дальше у нас немного разошлись мнения о том, как это должно выглядеть. Мне не хотелось делать ни упакованные подарки, ни ёлку с шарами. Хотелось создать настроение Нового года, но не привносить туда никакой новогодней атрибутики. Хотелось, чтобы эта видео-витрина не вызывала раздражения у проходящих мимо людей. Я всегда тревожно и трепетно отношусь к комментариям таких людей, которым не доступен люкс, и они расстраиваются из-за того, что это всё очень дорого и роскошно. Здесь же не было такой негативной волны, которая находит на любой дорогой магазин. Получилось приятно, но очень спокойно, без всяких летящих платьев, дворцов и прочего.

Момент по-хорошему сложный: ты описываешь идею, а другой человек воспринимает её иначе, предлагает свой вариант, который он считает более удачным. И получается совершенно не та картинка, что была у тебя в начале. Иногда идти на компромисс плохо. В режиссёрской работе я понимаю, что порой лучше никого не слушать. Но мне это очень сложно – я всегда за то, чтобы в работе было как можно больше задействовано людей.

Моё арт-директорское прошлое говорит о том, что работа, в которую вовлечено больше людей, воспринимается лучше. Я всегда за то, чтобы даже светом заправляли люди, которые могут тебе что-то предложить. Но в российской модной индустрии инициативы очень мало. В основном здесь работают те, кто может сделать так, как ты просишь. В то же время, инициативные люди бывают очень сложными, если не давать ход их предложениям.

С командой вообще много всяких нюансов, но всё выходит на профессиональные рельсы только тогда, когда ты обрастаешь единомышленниками, способными вывести твою идею на новый уровень.
КАСТИНГ
После обсуждения идеи начинается мой любимый процесс – кастинг. Мне очень нравится находить либо свежие лица, либо, наоборот, слишком узнаваемые, чтобы их полностью перевоплотить.

В случае с этой работой было важно учесть, каких моделей использует ЦУМ. Изначально было ясно, люди какого возраста и типажа нам нужны, чтобы демонстрировать одежду. К примеру, если говорить о мужской одежде, которая продается в ЦУМ, это либо executive realness, либо, наоборот, очень вычурные вещи. Нужно было придумать такого персонажа и подобрать такого человека, который справился бы с этой одеждой. Однажды на вечеринке я обратила внимание на Амбарцума Кабаняна – какой он высокий, какие у него длинные пальцы. Я поняла, что он должен быть в этом видео в роли какого-то иностранного гостя, жениха кого-то из девочек или просто эксцентричного мужчины.

С одной стороны, у тебя есть прописанные персонажи и характеры, с другой – есть реальный кастинг. И, конечно, некоторые герои выглядели настолько ярко и по-другому, что характеры придумывались специально под них. Например, у нас была настолько красивая модель Юля, что я бы на этом и построила весь её образ. Но мы придумали, что у неё будет сестра-близняшка, похожая, но не слишком. И их образы будут построены не на том, что они красавицы, а на том, что они похожи и взаимодействуют друг с другом, проявляя разные стороны одного и того же типажа, – красивой блондинки с волнистыми волосами.
КОМАНДА
Фильм для ЦУМа стал моим первым опытом работы с такой командой, в которой больше 50 человек и где кроме моделей задействованы профессиональные актеры.


Я испытала сильное волнение, когда поняла, что буду работать с десятью героями, и среди них есть настоящие актеры, дети, селебрити. Думала, насколько у меня хватит сил и языка, чтобы весь день с ними разговаривать и объяснять, что делать. Насколько я смогу находить образы, которые заранее придумала, насколько сложно будет их воплощать через людей. Но это оказалось самым приятным – ведь ты не только отдаёшь, но и обратно принимаешь много правильного вдохновения. Раньше я не понимала, как сильно выкладывается человек, даже если он ничего не делает, а просто одетый и причёсанный сидит по ту сторону камеры. Сейчас я это понимаю прекрасно.

ДЛЯ ФЭШН-ВИДЕО НЕ НУЖНО ИЗОБРЕТАТЬ КАКОЙ-ТО ОЧЕНЬ СИЛЬНЫЙ НАРРАТИВ. НО ТЫ ДОЛЖЕН ЧЕТКО СФОРМУЛИРОВАТЬ ОБРАЗ В НЕСКОЛЬКИХ ПРЕДЛОЖЕНИЯХ ТАК, ЧТОБЫ АКТЁР ИЛИ МОДЕЛЬ МОГЛИ ПРОЧУВСТВОВАТЬ СВОЕГО ПЕРСОНАЖА. ЭТО ОЧЕНЬ ВАЖНО: ПОЛОВИНА УСПЕХА, КОГДА У ТЕБЯ В ГОЛОВЕ ЕСТЬ ЭТОТ ОБРАЗ И ТЫ МОЖЕШЬ ЕГО ОПИСАТЬ
Страх если и был, то только в том, как грамотно использовать выделенные на проект деньги, чтобы всё это выглядело действительно свежо, но при этом не бедно. До этого я делала видео в абсолютно других условиях и во многом на энтузиазме. Когда ты звонишь в модельное агентство и просишь модель для Blueprint, сразу понятно, что это некоммерческая работа, в которой модель себя как-то проявит. А когда ты просишь модель для ЦУМа - совершенно другой разговор. Здесь очень помогла Наташа Гольденберг. Нам практически не пришлось взаимодействовать с командой ЦУМа, сложной и многоуровневой. Режиссёру лучше не знать о каких-то технических моментах, которые происходят на верхнем уровне. И благодаря Наташе эта свобода и спокойствие были нам обеспечены.


Мы собрали действительно большую команду – и в этом существенная разница между editorial для журнала и коммерческой работой. Здесь совсем другое техническое оснащение и гораздо больше людей, обслуживающих технику. Условно говоря, на каждый прибор есть дополнительные люди, техники, ассистенты и так далее. Всех этих людей собирала мой продюсер. У меня есть близкая команда, мне понятная, с ней мы работаем всё время: это оператор, монтажёр, цветокорректор и звукорежиссёр. Вся остальная техническая и художественная команда складывается для каждого проекта отдельно, исходя из предпочтений людей на площадке.

ФОТО И ВИДЕО С БЕКСТЕЙДЖА: АЛЕКСЕЙ УСТИНОВ
Так как это была первая моя масштабная работа, я смотрела на всё по-новому и привлекала новых людей, у которых до этого не было шанса поработать на крупных проектах. Так мы позвали Настю Безрукову, художницу: после съемки для ЦУМа она стала делать гигантские продакшены.

Мне на самом деле очень нравится находить новых людей, для меня это важный аспект работы. В Blueprint у нас был такой принцип – работать с новыми людьми. Для них важно сделать какие-то работы, которые будут опубликованы. Плюс поработать с арт-директором для молодых фотографов и видеографов всегда новый шаг. Кроме того, для нас этот принцип был оправдан экономически.
О ТОМ, КАК МЕНЯЕТСЯ ИНДУСТРИЯ
Сейчас снизился возраст людей, которые создают контент; средства для него стали доступнее, а технические требования – ниже. Теперь для того, чтобы снять видео, достаточно иметь телефон. Но это всё равно не отменяет наличия таланта.

В Москве, когда ты девушка и молодо выглядишь, то постоянно сталкиваешься с недоверием. Это какая-то гендерная история. Чем больше я работаю в коммерческой среде в России, тем больше понимаю, насколько это в головах у всех – и у мужчин, и у женщин. Какие-то агенты и продюсеры, даже женщины, совершенно спокойно говорят: «Знаешь, я предпочту тебе на всякий случай режиссёра-мужчину, просто чтобы быть уверенной, что всё пройдет хорошо». Ещё несколько лет назад я не поняла бы, в чём смысл этого предложения, а сейчас оно меня действительно очень глубоко волнует. Я понимаю, как это всё устроено, и хочу это менять.

Когда в Москве появился The Village, стали появляться и маленькие бизнесы, о которых они рассказывали. Сначала не было ничего, ребята говорили о том, что только создаётся и делали большую скидку этим проектам.
Я СЧИТАЮ, ЧТО СНАЧАЛА НУЖНО СОЗДАТЬ СРЕДУ, А ПОТОМ ОНА НАЧИНАЕТ РАЗВИВАТЬ СЕБЯ САМА. ЕСЛИ ТЫ СДЕЛАЕШЬ ПЕШЕХОДНУЮ УЛИЦУ ТАМ, ГДЕ НИКТО НИКОГДА НЕ ХОДИЛ, ОНА ВДРУГ НАПОЛНИТСЯ ЛЮДЬМИ. ТЫ ПРОСТО ЧТО-ТО ДОЛЖЕН СДЕЛАТЬ
Я тоже радуюсь любым проявлениям, даже немного корявым. Единственное, что меня действительно беспокоит, что в России много людей просто не видит задачи производить хороший контент. Не потому что не хотят, а потому что так всё устроено. Здесь были деньги когда-то в нулевых, тогда какие-то люди поднялись, заняли свои позиции и до сих пор крепко их держат – всё идет по накатанной. Отсюда очень много клише. И очень мало людей, способных идти на риск.

У нас нет точной информации о том, кто и как потребляет контент: что за люди смотрят эти видео, покупают они что-то после них или не покупают, узнают ли новые марки. Без таких данных страшно вкладывать большие деньги. Это могут позволить себе либо luxury-бренды, либо, напротив, очень маленькие indie-марки, которые пытаются как-то выделиться. Не то что бы видеопроизводство у нас в стране сильно отстаёт, но нет ощущения, что этому уделяется много внимания. Есть ощущение, что в России пока фото-эдиториалы работают лучше. Но так будет не всегда.

В этом плане наша работа с ЦУМом очень важна она показала, что какие-то вещи меняются. Я общалась с монтажёром, который сказал: «Ты сделала это видео для ЦУМ, а я монтировал ролик одной большой компании, и оно было в референсах».
ПОЯВЛЯЕТСЯ ЧТО-ТО НОВОЕ – И ВООБЩЕ-ТО ЗРИТЕЛЬ НЕ ДУРАК И ГОТОВ СМОТРЕТЬ НА ЭТО. БОЛЬШЕ НЕТ НЕОБХОДИМОСТИ ПОКАЗЫВАТЬ ОДНИ И ТЕ ЖЕ ОБРАЗЫ. РАЗВИВАЕТСЯ СЛЕПОТА К ОПРЕДЕЛЕННЫМ КАРТИНКАМ, ЦВЕТАМ, СВЕТУ. НИКТО УЖЕ НЕ ВОСПРИНИМАЕТ КОНТЕНТ, КОТОРЫЙ БЫЛ ПОКАЗАН МНОГО РАЗ.
В моей реальности среди того, что я вижу и лайкаю, есть стиль, который был собран сайтом Nowness. Это первое медиа, где видео стало превалирующем контентом. У него есть своя эстетика – зернистость картинки, склонность к ретро-эффекту, при том, что это про людей, живущих сейчас и про их простые опыты. И через всё это, мне кажется, пришла натуральность, которая сейчас распустилась очень сильным красивым цветком внутри коммерческих историй.
НАДЯ БЕДЖАНОВА
Режиссер: Надя Беджанова, независимый режиссёр, снимала для Paper, Thom Brown, публиковалась в Metal, Dazed
Фильм: J.Kim Eating Disorder
Продолжительность: 1 минута
Бюджет: 2000$
Команда: 4 человека
Время производства: месяц
О РАБОТЕ НАД FASHION-ФИЛЬМАМИ
Fashion-фильм – жанр достаточно новый. По сути, это красивое видео, ассоциирующееся с тем или иным брендом. От рекламы оно отличается намёком на артистичность и бюджетом. Кампейн или реклама у людей часто ассоциируются с огромными гонорарами, большой съёмочной командой, и главное – это всё про продукт. Fashion-фильм – это более творческий проект, в котором продукт отходит на второй план, а на первый выходит идея или история.
ИДЕЯ
С Женей Ким мы работаем уже несколько лет. Для последнего фильма она предложила идею: девочка подбирает еду к своим костюмам. В моей голове эта идея сразу ассоциировалась с обсессивно-компульсивным расстройстом: у каждого оно проявляется по-разному, а у нашей героини – вот так.

Мы встретились в корейском ресторане и попросили у менеджера разрешение на съёмку. Потом заказали кимпаб: посмотреть, насколько он кинематографичен. Оказался очень даже, ещё и вкусный. Пока мы его ели, думали над кастингом. Анка Цицишвили, наша подруга и муза, которую мы снимали в предыдущем видео, посоветовала Марину Васильеву. Мы с ней связались, и вот результат.

КОМАНДА
Над фильмом работало всего четыре человека: Женя, Марина, Катя Горелова на мейкапе и я. Люблю маленькие команды, в каждую творческую работу стараюсь вложить кусочек души – легче всего это делать без лишних людей. И сексизм на площадках, к сожалению, ещё присутствует.
ПРОЦЕСС
Снимали в диджитал и на пленку 8мм. Тогда ещё плёнка не была так «заюзана». Сейчас на 8 мм снимают кампейны ведущих брендов, промо Vogue, и все, кому не лень. Моя камера теперь отдыхает.

На всю работу, вместе с пост-продакшен, ушёл примерно месяц. Снимали мы в Москве, в одну смену. После чего я вернулась в Нью-Йорк. Проявка и трансфер плёнок заняли около недели, потом монтаж. Для видео мы решили оставить только плёнку, нас очень привлёк триптих этих окошек. К тому же возникли проблемы с цветокоррекцией цифрового материала. Мы оставили его только для стиллс (фотографий).

О НОВОЙ ВИЗУАЛЬНОЙ КУЛЬТУРЕ
Новая визуальная культура, в моем понимании, это эволюция искусства и максимальное внедрение его в повседневную жизнь. Визуальная культура во многом становится доминирующей: вследствие популярности социальных сетей, видео и видеоигр, доступности кинопродакшена.

Некоторые люди, особенно безликая масса Instagram-блоггерш, из кожи (или одежды) вон лезут, пытаясь привлечь к себе внимание. Кто-то, наоборот, старается отойти от этого, чтобы раскрыть свой потенциал и выразить себя посредством изображения, не имея коммерческих целей.

Я ДУМАЮ, ЧТО ГЛАВНОЕ В НОВОМ ВИЗУАЛЕ, – СУБЪЕКТИВНОСТЬ. ПО СУТИ, ЭТО POV, СЪЁМКА ОТ ПЕРВОГО ЛИЦА. С ПОЯВЛЕНИЕМ ДОСТУПНЫХ КАМЕР В ВИДЕО НАЧАЛИ ВЫРАЖАТЬ СЕБЯ ВСЕ. ЭГОЦЕНТРИЗМ РАСЦВЕТАЕТ, ОСОБЕННО В США. СЕЛЕБРИТИ СТАНОВЯТСЯ ПРЕЗИДЕНТАМИ, А ИХ ТВИТТЕРЫ – ОСНОВНЫМ ИСТОЧНИКОМ НОВОСТЕЙ


Сториз из разных уголков планеты мы листаем, как страницы книги. Дольше просто невозможно сконцентрироваться. Нужно создать WOW-эффект за секунду, чтобы потом досмотрели оставшееся. И мне кажется, сейчас WOW-эффект создаётся не за счёт экшена или громкого звука, как в рекламе, а чем-то спокойным, простым и честным. Это всё стало настолько персонально, что аудитория буквально живёт чужими жизнями. Если получается поддерживать это «простое», то создаётся визуальный стиль, и людей интересует его развитие и содержание.

Над новой визуальной культурой, чтобы она стала Культурой, ещё работать и работать. Я пытаюсь использовать её элементы в большом кино, и в следующем году посмотрим, получилось ли. В сентябре мы начинаем пост-продакшен моего дебютного полного метра с Мариной Васильевой и Бадди Дюресом. Иногда хочется больше аллюзий к классике или вообще хоть какого-то класса. Хочется меньше пошлости, а то все одинаковые, все слились в одну вязкую блоговую массу во главе с Кайли, а мы всё кликаем дальше.

Наверное, я сужу с американской точки зрения, так как провожу там большее количество времени; и с точки зрения кинематографиста и видеомейкера, который занимается этим почти 10 лет. Москва меня вдохновляет, особенно мои старые друзья. И мы вместе что-то создаём, и это бесценно. Смешение культур, создание сверх-культуры, вне границ физических, поиск чего-то универсального, что есть в поколении всего мира, – эти темы меня волнуют.

Жанр короткометражного кино истощился, мало кому удаётся удержать зрителей у экрана (чаще всего телефона) дольше одной минуты. Из моих наблюдений, в российских киношколах не хватает практики и выхода из жанра «русского тяжеляка». Хочешь снимать – пойми действительно ЧТО ты хочешь снимать, возьми любую камеру и пробуй. Главное, честно.

МАТЕРИАЛ ПОДГОТОВИЛА КАРИНА НИКИФОРОВА
NATURAL MATERIALS ONLY
NATURAL MATERIALS ONLY
ПЕРЕЙТИ К ПРАКТИКЕ >>
В РАМКАХ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЙ ПРОГРАММЫ BE IN OPEN
В УНИВЕРМАГЕ «ЦВЕТНОЙ»
«ТЕКСТЫ О МОДЕ» ПОМОГАЮТ СФОРМИРОВАТЬ ЯЗЫК НАШЕГО ВРЕМЕНИ, БЕЗ КОТОРОГО НЕВОЗМОЖНО РАЗМЫШЛЯТЬ О НАСТОЯЩЕМ И БУДУЩЕМ
Подпишитесь на рассылку BE IN OPEN
Нажимая на кнопку, вы даете согласие на обработку персональных данных и соглашаетесь c политикой конфиденциальности